Наш Черемшан
  • Рус Тат
  • Матери Черемшанского района достойны памятника

    Когда началась Великая Отечественная война, моей маме было 13 лет. В то время девочки-подростки выполняли в колхозе самую разную работу. Трудились даже на лесоповале. Старики, которых не взяли на фронт, валили деревья, дети обрубали сучки. Что ни говори, призванные в армию обеспечивались обмундированием и питанием, а кто одевал и кормил...

    Когда началась Великая Отечественная война, моей маме было 13 лет. В то время девочки-подростки выполняли в колхозе самую разную работу. Трудились даже на лесоповале.

    Старики, которых не взяли на фронт, валили деревья, дети обрубали сучки. Что ни говори, призванные в армию обеспечивались обмундированием и питанием, а кто одевал и кормил тыловиков?! Ведь даже за сбор оставшихся в поле колосков, которыми они спасались от голода, грозила тюрьма.
    В 1949 году мой вернувшийся из армии отец (служил он шесть лет) женился на лашманской девушке Самиге. Таким образом моя мама стала амировской невесткой. И здесь она участвовала на колхозных работах. Положив нас, малолетних детей, в ручную тележку, она и другие матери жали хлеб в поле, зимой наряду с мужчинами выходили на лесозаготовки. Одним словом, какие только обязанности не ложились на хрупкие плечи моей мамы. А вдобавок еще свекор, овдовевший в 1953 году, муж с непростым характером, выросший в семье младшим сыном, семеро детей. И все же мама никогда не жаловалась на жизнь, она, ныне покойная, не умела обижаться на кого-то и сетовать на судьбу.
    В «Буляке» (так назывался колхоз, объединивший села Лашманка и Амирово как и в других колхозах, до 1964 года колхозники работали за трудодни, и только в урожайный год при условии выполнения государственного заказа народ не обделяли. А в неурожайные годы, разводя руками, говорили: «Вы уж извините». С 1964 года колхоз перешел на денежную оплату труда. Но эта оплата была, как говорится, чисто символической и никак не могла улучшить материального положения колхозников. И все же сельские жители, возлагая большие надежды на будущее, продолжали добросовестно работать. Из семерых детей в нашей семье трое - с высшим образованием, двое - со средним специальным и двое - со средним. Вы только подумайте, ведь сколько сил, терпения и материальных затрат потребовалось для того, чтобы выучить нас, поставить на ноги и проводить в самостоятельную жизнь. Все эти заботы и хлопоты легли на плечи мамы. И я не помню такого, чтобы моя мама и другие женщины, такие же как она, шли в правление и просили о помощи.
    Хотя мама была простой колхозницей, она отличалась образованностью, умом и религиозностью. Помнится, когда в селе речь заходила о ней, моя односельчанка Разия апа Зиятдинова говорила: «Самига апа - она ведь святая». Все женщины-матери того времени были такими - трудолюбивыми, скромными и терпеливыми. Как же после этого не назовешь матерей святыми?! Когда в Черемшане заговорили о необходимости памятника Матери, я очень обрадовался. Ведь есть же памятники неизвестному солдату, воину-интернационалисту и другие. А почему не воздвигнуть памятник матери-труженице тыла, самоотверженным трудом приближавшей победу. Если мы, ныне живущие, не сможем сделать это, то грош нам цена.
    Габдулла Шакиров.
    с. Черемшан.

    Реклама

    Следите за самым важным и интересным в Telegram-канале Наш Черемшан

     

    Следите за самым важным и интересным в Telegram-канале Татмедиа


    Нравится
    Поделиться:
    Реклама
    Комментарии (0)
    Осталось символов: