Наш Черемшан
  • Рус Тат
  • Жила за счет дочери, пенсию не тратила, а в трудной ситуации помогать не хочет

    А ведь всего четыре месяца назад отношения с мамой у меня были просто чудесные! – рассказывает сорокапятилетняя Ксения.

    – Жили душа в душу втроем – мы с дочкой и она. А тут она мне заявила – сидишь, говорит, на моей шее с ребенком, совести у тебя нет! Я чуть не упала, слушай!.. Говорю, а ничего, что ты, мама, пенсию свою с карточки последние годы не снимаешь, копишь, а живешь на мою зарплату? Да, сейчас я без работы, но это же временно. Я ищу место, как только смогу, устроюсь…

    …Восемь лет назад Ксения с шестилетней на тот момент дочкой вернулась к матери после развода, и они стали жить втроем, дружным женским коллективом. Квартира у них большая, трехкомнатная, места вполне достаточно. К слову сказать, в этой квартире есть и доля Ксении. Так что сказать, что взрослая дочь живет у мамы, пожалуй, нельзя.

    Просто Ксения от бывшего мужа съехала с ребенком к себе.

    Буквально через полгода после развода подруга помогла Ксении устроиться на очень приличную работу с хорошим окладом. Кроме того, бывший муж начал платить на дочь алименты – отнюдь не сказочные, но тоже деньги. Поэтому материально они зажили очень хорошо. Ксения сделала отличный ремонт в их с мамой квартире, привела в порядок старую дачу, купила автомобиль, приодела всех, свозила дочь и маму в путешествия и в Европу, и в Азию.

    Расходы возросли, зарплаты, в первые месяцы казавшейся просто огромной, стало хватать тютелька в тютельку, и Ксения только удивлялась, как люди ухитряются жить семьями на пятьдесят-семьдесят тысяч в месяц.

    Надо сказать, у мамы с самого начала была карта ко всем дочкиным счетам. Ну а как иначе? Мама помогала с ребенком, готовила еду, убирала в квартире, занималась закупкой продуктов и всего необходимого. Летом бабушка с внучкой уезжали на дачу, и там тоже постоянно что-то требовалось: достроить, благоустроить, привезти, посадить. Ксения все оплачивала, не говоря ни слова.

    – Свою пенсию я не трачу, сразу перевожу на накопительный счет! – несколько раз говорила мама. – Пусть лежит на черный день.

    Конечно, Ксения была с этим согласна. Это казалось разумным.

    И все было хорошо до этого лета, когда Ксения неожиданно осталась без работы. Сократили из отдела несколько человек, в том числе и ее. Два оклада в руки и до свидания. Мама с дочкой как раз прилетели с моря, а тут такие новости…

    Конечно, Ксения на диване не сидит, работу активно ищет. Кликнула клич по знакомым, кто мог бы помочь, разместила резюме, мониторит вакансии. В прошлом месяце позвонила подруга, предложила должность в своей компании – на сорок пять тысяч рублей.

    – Это что, на полный день, что ли? – даже растерялась Ксения. Ее зарплата на предыдущей работе была в несколько раз больше.

    Реклама

    – Да, на полный день, и даже больше: у нас раньше восьми вечера никто не уходит! – усмехнулась подруга. – И вот такие зарплаты, да. Сорок пять – это еще неплохо!

    – Ну… я подумаю! – выдавила из себя Ксения.

    – Ну, знаешь, дорогая, ждать, пока ты подумаешь, никто не будет, извини. За дверью – очередь желающих. Либо ты приезжаешь на собеседование и в понедельник выходишь на работу, либо нет…

    Идти на сорок пять тысяч оклада Ксения не решилась, теперь уже думает – может, и зря. Сейчас бы уже зарплату получила, хоть что-то лежало бы в кошельке. Запас из двух окладов, выданных на прежней работе, они почти проели, а «с улицы» ее в сорок пять лет практически никуда не приглашают. И устроиться на такие деньги, к которым она привыкла, больше, пожалуй, не получится – это Ксения уже поняла.

    А самым неприятным сюрпризом для Ксении стало поведение мамы, которая вдруг стала беспричинно раздражаться на ровном месте и злиться по мелочам на дочь и внучку. Зацепится за слово и размотает целую историю. Раньше и близко такого не было!

    – Ходит за мной, все перекладывает, вещи кидает, губы поджимает! – вздыхает Ксения. – Я стала делать салат, она увидела и привязалась, что я неправильно режу помидор. Я говорю, мама, мне сорок пять лет вообще-то, не пять, салат делать я умею. А она как завелась! Я, говорит, знаю, что тебе сорок пять, в том-то и дело! Ни мужика у тебя нет, ни работы, ни денег не накопила в свои годы. Сидишь, говорит, с ребенком на шее матери-пенсионерки, взрослая кобыла! Надеешься, что я тебя буду на пенсию содержать? Работать иди!

    Ксении ужасно обидно. Она работала не покладая рук, все заработанные деньги складывала в общий доступ. Да, НЗ с большой зарплаты не накопила, возможно, это ошибка. Но, во-первых, на всю жизнь все равно не накопишь и не отложишь, а во-вторых, мама тоже в этом отчасти виновата. Она легко и свободно тратила дочерины деньги, а теперь, когда увидела, что кубышка не пополняется, поняла, что сейчас семейство доберется до ее запасов и запаниковала.

    – Но это же неправильно! – вздыхает Ксения. – Мы – семья! Я вот ресурсы на мамины и наши с дочкой никогда не делила, считала, что все у нас общее…

    А как считаете вы, можно ли считать накопленные на счетах матери-пенсионерки деньги только материной собственностью? Да, старушка ни о чем не просила, но ведь жила-то, пила, ела, одевалась, на курорты ездила – за счет дочери, значит, должна сейчас делиться запасами?

    Или Ксения и правда виновата, надо было думать головой и откладывать на черный день, когда была возможность? И сейчас нечего разевать рот на мамины деньги? Мама молодец, накопила, а вот дочь не удосужилась...

    Что думаете?

    Источник

    фото: pixabay.com

    Следите за самым важным и интересным в Telegram-канале Татмедиа


    Нравится
    Поделиться:
    Комментарии (0)
    Осталось символов: