Наш Черемшан
  • Рус Тат
  • Имамутдин Салахиев: "Чтобы не заснуть за рулем, я напевал"

    Он словно доктор машин и тракторов в разговоре запросто использует технические термины, расшифровывая каждую буквенную аббревиатуру и безошибочно называя модификации разной техники. Можно подумать, что человек работал инженером, либо учился в свое время в высшем учебном заведении. А ведь этот сельский агай всю свою жизнь крутил «баранку» колхозной техники. -Отправляясь...

    Он словно доктор машин и тракторов в разговоре запросто использует технические термины, расшифровывая каждую буквенную аббревиатуру и безошибочно называя модификации разной техники. Можно подумать, что человек работал инженером, либо учился в свое время в высшем учебном заведении. А ведь этот сельский агай всю свою жизнь крутил «баранку» колхозной техники.

    -Отправляясь в дальнюю дорогу, я напевал, чтобы не заснуть за рулем, - говорит Имамутдин абзый, более 40 лет управлявший трактором и машиной.
    Наш земляк, награжденный орденом Трудового Красного Знамени, сколько бы ни мечтал, но так и не смог приобрести личный легковой автомобиль.
    -10 лет я стоял в исполкоме на очереди на «Москвич», ничего не получилось, хотя и деньги тогда были, - вспоминает ветеран.
    Но зато дельный и опытный шофер ездил на самых разных грузовых автомобилях. В 1959 году в Черемшанском филиале Альметьевского автомотоклуба он получил водительские «корочки», заплатив за обучение 500 рублей. Имамутдин Салахиев и прекрасный механизатор, до этого работавший на тракторах разных марок.
    -В 1961 году я принял ЗИС-5, у которого была деревянная кабина - из реек, обтянутая дерматином. Об обогреве и печке и говорить не приходится, поэтому работали на ЗИСе только в летний период. Много я перевозил на нем дров для односельчан. Ведь в то время на зиму каждому хозяйству требовалось по три-четыре машины дров, а село-то ведь большое, - рассказывает мой собеседник.
    Позднее сельский шофер пересел на ГАЗ-51, ГАЗ-63. Пришлось поработать даже на приобретенном по «уценке» и отремонтированном впоследствии ЗИЛе. А уж потом ему доверили новый ГАЗ-53.
    -И все же какая из машин нравилась больше? Интересуюсь у Имамутдина абый.
    -ГАЗ-53. Для того времени это была «мягкая» машина: рессоры на резиновых «подушках» плюс амортизаторы. В засушливые годы мы вместе с покойным Фазылом Искандеровым на двух таких машинах возили из Оренбургских степей прессованную солому.
    В 1981 году Имамутдина абый наградили орденом Трудового Красного Знамени. В этом же году он один из первых в районе пригнал в колхоз «Шешма» из Набережных Челнов КамАЗ, для которого приобрели и прицеп.
    -На этой новой машине мы с агрономом Имамутдином Хайрутдиновым отправились в Московскую область. Наш колхоз заключил договор с научно-исследовательским институтом города Одинцово. Оттуда мы привезли элитные семена. Расстояние не близкое, движение интенсивное. Это не дрова и солому возить внутри села. Здесь у водителя должно быть не два, а четыре глаза. Уставал. Сначала из Беркет Ключа ехали в Рязань, переночевав в кабине и отдохнув, продолжали путь в Москву. Еще два раза мы ездили туда с Ибрагимом Ахметзяновым.
    В жизни колхозного «дальнобойщика» было много еще таких рейсов. В начале 70-х он на ГАЗ-53 возил из города Энгельс Саратовской области 10-метровые трубы для поливных установок, из Ленинградской области, как сам говорит с «сельхозтехниковскими парнями» - племенных телок. На его счету десятки рейсов в Башкортостан за кирпичом и шифером. Он привез и фундаментные блоки для центральной районной больницы. Проехав многие тысячи километров, Имамутдин абый ни разу не попал в аварию.
    -В такие рейсы на ненадежной машине не выедешь. И тормоза, и фары, и поворотники - все должно быть исправным. На дорогах часто останавливали и проверяли автоинспектора - нет ли люфта в руле, все ли огни горят. А как же иначе? Ведь дорога - это не шутка. Инспектор жмет на педаль тормоза в КамАЗе: если стрелка манометра упала, значит утечка воздуха, машина неисправна.
    _Аварий было столько же, сколько сейчас?
    -Нет, в наше время на дорогах не было столько машин. Да, сейчас много ДТП с погибшими. Смотришь телевизор, и то и дело слышишь о трагедиях на дорогах. Молодежь не соблюдает правила, торопится. Думаю, что автоинспектора не успевают проконтролировать такое количество автомобилистов. Помнится, в районе был автоинспектор Виктор Иванович Митрюхин. Он везде успевал один, и на дорогах был полный порядок. Этот человек мне даже вручил «корочку» внештатного автоинспектора и ромбик для наклеивания на стекле. В случае аварийных ситуаций мы должны были выручать, приходить на помощь друг к другу. Слава Аллаху, аварий не случалось. Однажды поехали с колхозным механиком Масхутом Шафиковым в Челны, видим, что недалеко от Заинска следовавшие впереди «Жигули» слетели в кювет. Как правило, в багажнике у шофера всегда должны быть трос и лопата. Мы вытащили его. В машине оказались пожилые мужчина и женщина, ехавшие в гости к детям в Челны. Помню, как бабушка от испуга то и дело повторяла: «Надо продать эту машину, зачем она нужна», - вспоминает ветеран.
    Добросовестный, аккуратный Имамутдин абзый, успевший до шоферской «баранки» поработать на тракторе, был в селе авторитетным, уважаемым человеком. Об этом говорят многочисленные Почетные грамоты и медали, почетный знак за подписью Шаймиева «Отличник автомобильных перевозок сельскохозяйственных продуктов урожая 1985 года». В разные годы ему вручали премии, костюм в подарок, наручные часы. Ветеран говорит, что за этими наградами бесчисленные тонна-километры. Колхоз «Шешма» в свое время слыл самым передовым хозяйством в районе. Беркетключевцам повезло и с руководителем.
    -Да, Карям Нуриманович был строгим, требовательным человеком, и если будешь ходить «шаляй-валяй», то с ним не сработаешься. Он не любил, когда шоферы возвращались из рейса порожняком. Он искал, находил, договаривался. А затем мы ехали забирать нужный для колхоза груз. Он жил и старался для села и колхоза. В том, что село первым в районе газифицировали - тоже его заслуга. А сегодня сердце обливается кровью при виде того, как разрушается все сделанное и нажитое руками нашего поколения. В то время все трудились старательно, будь то животновод, тракторист или строитель.
    Имамутдин абый с женой Марьям апа прожили 58 лет, вырастили троих детей, двое из которых проживают в Черемшане, один - в Набережных Челнах. Нынче ветерану исполняется 81 год. Правда, ходить ему уже трудно, дает знать о себе позвоночная грыжа. Казанский врач сказал: «Бабай, это профессиональная болезнь шоферов».
    Слушая рассказ Имамутдина абый о его трудовом и жизненном пути, невольно задумываешься: а почему ему - одному из тех, кто, не жалуясь на трудности, десятки лет тянул колхозную лямку, в то время не дали «Москвич»?..

    Реклама

    Следите за самым важным и интересным в Telegram-канале Наш Черемшан

     

    Следите за самым важным и интересным в Telegram-канале Татмедиа


    Нравится
    Поделиться:
    Реклама
    Комментарии (0)
    Осталось символов: