Наш Черемшан
  • Рус Тат
  • Под звуки гармони тоскую по селу

    Мелодия гармони. Кто же выросший в селе не тоскует под звуки гармони по прошедшей молодости и родному краю? В период нашего детства и юности мой родной Черный Ключ можно было назвать в буквальном смысле этого слова селом гармонистов. Я решила написать об умелых гармонистах: о своем отце, братьях-гармонистах.

    Первым, кто подобрал «ключи» к клавишам гармони был брат моего деда Сулеймана Гали бабай, который продав пшеницу своего отца Массара бабая, купил гармонь. Какие только мелодии не наигрывал Гали бабай! Оба его сына Закария и Рафик тоже были искусными гармонистами.

    Закария абый, проживавший в Уфе, навсегда запомнился мне никогда не расстававшимся со своим музыкальным инструментом – гармонью. Дядя – инвалид первой группы, каждый год приезжавший к нам в гости и игравший татарские и башкирские мелодии, находил во мне сходство со своей дочерью, которая жила очень далеко, и с удовольствием учил меня башкирским танцам.

    А младший сын Гали бабая Рафик вошел в историю в 1963 году, как главный гармонист песенно-танцевального ансамбля колхозной молодежи. В тот период ансамбль добился больших успехов.

    А кто же не знал Рифката Гумерова?! Он родился в бедной семье, рано осиротел. Где ж ему взять гармонь? Он помогал жене старшего брата разносить почту, а у нашего отца в то время была «тальянка». Заходя в дом, он никогда не проходил дальше дверей – ставил возле печи табурет и, попросив гармонь, с удовольствием играл. «Эх, как он играл на музыкальном инструменте!» - с восхищением вспоминала моя покойная мама.

    С годами Рифкат абый стал большой личностью. Односельчанин с ансамблем «Саз», которым он руководил, приезжали в район и, конечно же, в села. В 1970 году они побывали и в Туйметкине. В те годы артистов устраивали в домах житей. Вот и к нам на ночлег определили одну из девушек ансамбля «Саз». Мы должны были дождаться окончания концерта и забрать девушку домой. Тогда я уже была туйметкинской невесткой. Когда Рифкат абый узнал, что родом я из Черного Ключа, спросил имя моего отца и очень удивил меня. «Жива ли здорова ли гармонь Бари абыя и в каком она состоянии?» - спросил он. Но гармонь ведь – не человек, чтобы расспрашивать о жизни и здоровье. Позднее, в 1981 году, приехав снова, он задал этот же вопрос. «Гармонь-то жива, только вот отца уже нет», - ответила я, а он грустно улыбнулся.

    Лишь потом я поняла, насколько дорога и близка ему была эта гармонь.

    Я, конечно, не знаю, где и как отец приобрел эту гармонь. И все же до сих пор перед глазами то, как он наигрывал мелодии. Ведь он – внук Массара бабая. Видимо, у отца был талант, передающийся из поколения в поколение. Все потомки Массара - влюбленные в искусство, музыку люди. В то время как отец искусно перебирал пальцами клавиши гармони, мы танцевали от души.

    Когда коварная болезнь измучила отца и его силы были на исходе, он попросил подать ему гармонь. Это были последние дни мая. Выйдя в сад и сев среди своих яблонь и смородины, он заиграл, перебирая обессилевшими пальцами клавиши.

    Реклама

    А с другой стороны кустов и яблонь незаметно, чтобы не видел отец, льет слезы мама, с которой они прожили душа в душу 30 лет. Она понимала, что это – последний аккорд для пары, которую свела гармонь.

    Осталось столько не сыгранных мелодий, столько внуков отца, которым так и не довелось станцевать под звуки его гармони, ведь ему было всего 52 года.

    Мелодии, которые не успел сыграть мой отец, сегодня исполняют его внуки и правнуки. Мой брат Акрям и его сын Ильдар искусные гармонисты. А мой внук – правнук отца Арыслан сначала закончил Черемшанскую музыкальную школу, затем Альметьевское музыкальное училище.

    Мой родственник в третьем поколении Ирек Массаров не только умелый гармонист, но еще и талантливый художник.

    А сколько одаренных гармонистов было в селе! До сих пор помню, как красиво играл на гармони мой сосед Ирек Халиков. Одноклассник Талгат Зубаеров, приезжая на встречу одноклассников, не выпускает из рук гармонь.

    А кто же в районе не помнит Минзакира Шарафутдинова? Ребенка, появившегося на свет с опухолью у глаза, отец Заки дважды возил в больницу в Москву. Когда профессор объяснил, что операция не даст 100-процентной гарантии, ее исход будет 50 на 50, его не стали оперировать и увезли домой. Закончив среднюю школу, Минзакир получил музыкальное образование в Казани. На районных смотрах он часами играл на гармони. Вечера, свадьбы и юбилейные торжества не проходили без его наигрышей. Ведь он мог бы быть продолжателем знаменитого гармониста Рифката Гумерова…

    Мечты стольких молодых девушек – эх, стать бы невестой парня-гармониста, остаются в прошлом, словно, в сказке. Сейчас на улицах села уже не раздаются звуки гармони.

    Тоскую я, тоскую по вам, гармонисты, и по своей молодости. Мне очень не хватает мелодий гармони в руках Закарии, Рафика, моего отца, Рифката абый, Минзакира и Ирека.

    Расима Хайруллина.

    с. Туйметкино.

    фото из архива

    Следите за самым важным и интересным в Telegram-канале Татмедиа


    Нравится
    Поделиться:
    Комментарии (0)
    Осталось символов: