Наш Черемшан

Черемшанский район

18+
Рус Тат
Наши земляки

"В Афганистане даже подарок может быть взрывчаткой", - говорит Марат Яббаров

15 февраля – День памяти о россиянах, исполнявших служебный долг за пределами Отечества

В боевых действиях на афганской земле, длившихся почти 10 лет, участвовал и наш земляк Марат Яббаров. «Война – это очень страшно», - говорит ветеран, уже в молодости «понюхавший пороха».

Марат Гатуфович Яббаров родился в 1962 году в Альметьевске. После 8 класса усвоил профессию помощника машиниста тепловоза в 26-м профессиональном училище города Казани. До армии выучился на водителя в Альметьевском ДОСААФ. 1981-1983 годы – период службы в Афганистане. После окончания Саратовской школы милиции несколько лет руководил государственной автоинспекцией в Черемшанском районном отделе внутренних дел, потом – отделами общественной безопасности и следственным. Сегодня возглавляет районное агентство ПАО СК «Росгосстрах». Майор милиции в отставке.

 - Марат Гатуфович, Вы служили в воздушно-десантных войсках. Как известно, туда не берут кого попало, отбор был строгий?
 - Что касается отбора, предварительно нас должны были отправить служить в Германию. В годы учебы в школе ходил на лыжах, в училище занимался самбо, каратэ и стрельбой. Возможно из-за того, что дружил со спортом, меня взяли в ВДВ.

 - Где началась армейская служба?
 - В 1981 году в течение трех месяцев мы были в Витебском учебном центре. Я был назначен водителем батальона связи. Совершил 12 прыжков с парашютом.

 - 12 раз – это, наверное, только сказать легко?
 - Хочешь спросить – страшно ли? Нет, не совсем. Правда, во время прыжка с АН-2 – «кукурузника» была некоторая неуверенность. А вот с 1200-метровой высоты с самолета ИЛ-76 прыгаешь словно в бездну. С него у меня 10 прыжков. Там уже нет времени на раздумья, ведь в течение 3 минут с борта «сыпятся» около 350 десантников. 

 - Афганистан…
- После «учебки» попал в часть на окраине Кабула. Для домашних я был в «командировке», тогда нельзя было писать, где нахожусь, все тщательно проверялось цензурой.

- Какие приходилось выполнять задания?
- Да что тут говорить. Я участвовал в 12 боевых выходах.  В нужную точку приходилось добираться в составе колонны или сбрасывали с вертолета. Не считая офицеров, все мы - 18-20-летние ребята. Были выходы по 18 дней среди каменистых гор. Больно то, что ни один такой выход не обходился без потерь.

- Вы водили машину?
- Главная моя задача заключалась в том, чтобы машина связи всегда находилась в исправном состоянии. Однажды пришлось из Термеза через перевал Саланг пригнать машину ЗИЛ-131 с аппаратурой связи. Под машиной с секретной аппаратурой связи закреплена взрывчатка - в случае чего взорвать ее, чтобы не досталась «духам». Кроме меня в машине два оператора-связиста.

- Какое у вас было оружие?
- Автоматы Калашникова, да и большинство «духов» были вооружены этим автоматом. Да и потом, у них было немало «Стингеров» – ручных ракетно-зенитных комплексов.

 - Приходилось ли брать их в плен?
 - Нет. Но я знаю, что они - воины готовые перенести любую боль. Даже зимой в пятиградусный мороз они могли ходить босиком или в простых резиновых галошах.

- А как жило простое население? 
- Это бедные, работящие крестьяне. У них даже дрова продают взвешивая, а не так как у нас – кубометрами.  Запомнилось, что военная подготовка их народной милиции, которую называли «царандой», была очень слабой.

- Вы говорите, что потерь было много…
 - Помнится, что в Панджерском ущелье в ходе кровопролитных боевых действий погибло немало наших ребят.
Рядом с нашей частью находился пункт отправки погибших солдат на родину в цинковых гробах. После сильных взрывов от некоторых солдат ничего не оставалось, приходилось слышать даже, что иногда в гроб клали только военную форму.

- Смотрели, наверное, фильм «9 рота»?
 - Некоторые события, боевые действия очень похожи на реальные, а что-то, наверное, выдумано, но это ведь кино.

- Что опаснее всего на войне?
- На войне опасность может грозить отовсюду. Снайперы хорошо работают. Поэтому «бляхи» на наших ремнях, знаки различия были темно-зеленого цвета, чтобы не отсвечивали.
Война – это совсем другой мир, другая жизнь. Возникает желание мстить за своих товарищей. Безусловно, хочется выжить. Только дураки не боятся смерти. Нужно постоянно быть осторожным и внимательным. Данная тебе на улице в качества подарка простая вещица может оказаться взрывчаткой.

- Как кормили солдат?
 - В основном консервами, тушенкой, сгущенкой, но все это трудно хранить из-за жары. Воду для питья мы брали только из своей скважины. Питались консервированной гречневой кашей и сухарями.

 - А после окончания срока службы?
 - С тремя служаками мы сначала полетели в Ташкент. Сошли с самолета – а здесь мирная, обычная жизнь, люди смеются, развлекаются… Мы были потрясены: оказывается, есть и такая жизнь.

- Привезли подарки из армии?
 - Маме – платок из Кабула.

- А солдатский альбом?
 - Нет, делать его не было времени.

- А как сложилась ваша судьба в дальнейшем?
- После окончания Саратовской школы милиции, в 1985 году меня направили работать в Черемшан, с тех пор и живу здесь.

- Ваша семья?
- С женой воспитали троих сыновей и дочь. У нас уже есть четыре внука.

- 15 февраля воины-интернационалисты встретятся снова, вспомнят былое.
 - Я каждый год участвую на этих встречах. К сожалению, и в мирное время наши ряды редеют. Прихожу на это мероприятие, чтобы еще раз увидеть те же лица, поговорить с прошедшими эту войну. Лишь бы все были живы и здоровы. 

Фото: из архива.
 

Следите за самым важным и интересным в Telegram-каналеТатмедиа

Следите за самым важным и интересным в Telegram-канале Наш Черемшан

 


Оставляйте реакции

0

0

0

0

0

К сожалению, реакцию можно поставить не более одного раза :(
Мы работаем над улучшением нашего сервиса

Нет комментариев