Наш Черемшан
  • Рус Тат
  • Родители Амировского парня не знали, что сын в Афганистане

    Рамиль Харисов, призванный на службу из Амирова, доставлял из Союза в Афганистан артиллерийские снаряды. А выезжая в засаду, на его автомашине ГАЗ-66 устанавливали миномет. Первую воинскую закалку наш земляк получил на Дальнем Востоке в пограничных войсках. Спустя год, когда наиболее сложный период - адаптация к воинской службе миновал, Рамиля и...

    Рамиль Харисов, призванный на службу из Амирова, доставлял из Союза в Афганистан артиллерийские снаряды. А выезжая в засаду, на его автомашине ГАЗ-66 устанавливали миномет.

    Первую воинскую закалку наш земляк получил на Дальнем Востоке в пограничных войсках. Спустя год, когда наиболее сложный период - адаптация к воинской службе миновал, Рамиля и его сослуживцев на самолете переправили в Среднюю Азию - Туркменистан. Пройдя здесь месячную военную подготовку, солдаты маршем перебазировались в Узбекистан.
    -Мы поняли, что нас готовят к Афганистану. О том, хотим мы этого или нет, никто не спрашивал. Мы, в свою очередь, не «возникали», и в феврале 1986 года ступили на землю Афгана, - рассказывает Рамиль. - На местности, где не было ничего кроме песка и камня, пришлось жить в палатках. Позже прибыл бульдозер и выкопал три ямы, напоминавшие сенажные. Забив по краям ям опоры, соорудили своего рода блиндажи. Перед пограничниками была поставлена задача охраны трубопроводов и обеспечение местного населения продовольствием. Рамиль каждую неделю на своей машине по мосту через Амур-Дарью выезжал, как говорили, в Союз - возил продукты и снаряды для боевых установок «Град».
    -За считанные минуты «Град» выпускает такое количество трехметровых снарядов, какое подвозили неделями. На афганской земле жара достигала 50-55 градусов по Цельсию. Нам разрешали раздеваться выше пояса, но покрывать голову нужно было обязательно. Вдобавок ко всему, мучила жажда, а воды в достатке не было. Воду с примесью глины, собравшуюся на дне ямы, выкопанной трактором, перекачивали в резиновые резервуары. Ее можно было употреблять только кипяченой. Во время «вылазок» в «Союз» мы, водители, приобретали 75-литровые емкости, в которых привозили чистую, на языке военных «живительную» воду. На Афганской земле даже комары очень злые. Поэтому здесь каждому солдату выдали по отрезу марли, который натягивали над кроватью. Иначе было невозможно, - вспоминает Рамиль.
    Среди его сослуживцев было много ребят из Татарстана. Общались с соседями из Аксубаевского, Новошешминского, Альметьевского районов. Часто сталкивался Рамиль со своими земляками - старокутушским парнем Александром Борисовым, служившим прапорщиком, но они не подозревали о том, что из одного района. Узнали об этом только вернувшись из армии, когда случайно встретились и разговорились. О том, что Рамиль находится в Афганистане, знала только его сестра Нурсина. Для родителей была подготовлена легенда о том, что он служит в Узбекистане, откуда они и получали письма.
    -К счастью, мне не приходилось участвовать в боевых действиях. Несмотря на то, что ночами где-то взрывались снаряды и было видно зарево, у нас было спокойно. В то время больше доставалось тем, кто раньше ступил на тропу войны и кто служил в Таджикистанской стороне.
    В конце срока службы возвращаясь из ночной засады, один из моих земляков сказал: «Знаешь, а тебе завтра домой». Не было ничего радостнее этой встречи. На следующий день я вылетел на вертолете в Термез.
    Рамиль с женой Лилией вырастили двоих детей. Вот уже несколько лет он никак не может принять участие во встрече афганцев, организующейся в районе. Эта встреча проводится как раз в тот день, когда водители нефтяной организации на работе. А вот нынче он во что бы то ни стало намерен встретиться со «служаками», достойными уважения.

    Реклама
    Теги: undefined
    Нравится
    Поделиться:
    Комментарии (0)
    Осталось символов: