Наш Черемшан
  • Рус Тат
  • Медсестра Черемшанского дома-интерната не пошла против желания матери

    Танзиля Садриева вот уже 15 лет работает медсестрой в доме-интернате для престарелых и инвалидов.

    В этом учреждении мы обычно бываем несколько раз в год для освещения мероприятий, организующихся здесь. Несмотря на то, что праздники здесь проходят весело, на душе всегда бывает тяжело. Мысль «Дай Бог терпения работающему в доме-интернате персоналу», не раз посещала мою голову.

    Родившаяся и выросшая в деревне Ибрай Каргали Танзиля Мусиновна после окончания школы поступила учиться в Альметьевское медицинское училище.

     - Наш папа часто болел, постоянно приходилось вызывать фельдшера, поэтому мама посоветовала мне пойти учиться в медицинское учебное заведение, - сказала моя собеседница, когда я поинтересовалась у нее – почему она выбрала именно эту профессию?

    Молодой специалист после окончания училища несколько месяцев проработала в городской больнице. Потом вернулась в село и устроилась на работу в дом-интернат для престарелых и инвалидов.

     - До того, как прийти сюда, я совсем иначе представляла здешнюю жизнь, - вспоминает она то, что было 15 лет назад. - В действительности все оказалось по-другому. Даже условия работы в здании были не такие, как сегодня. В тот период в доме-интернате насчитывалось 20-25 жильцов. У кого-то нет руки, другой - безногий, кто-то был прикован к постели. И все они нуждаются в помощи и с надеждой вглядываются в твои глаза.

    За 15 лет в доме-интернате для престарелых и инвалидов произошло немало перемен. Построен второй корпус, созданы современные, благоприятные условия. Медсестра говорит, что сегодня здесь, словно в санатории.

     - Да и количество жильцов увеличилось. Сегодня здесь проживает 61 человек. Большинство, в основном, из нашего района, есть и приезжие со стороны, - отметила наша землячка. - Некоторые живут здесь со дня открытия дома-интерната. Скажем одной из таких является Галина Хуртина. Она удивительный человек. У нее нет рук и ног, но она умудряется ухаживать за собой, даже сама стирает свое белье, делает салаты. Из села Туйметкино была Зухра эби Сулейманова. Она ни разу не пропускала пятиразовый намаз, каждый год держала пост. Помню незрячего гармониста Григория Кадергулова. Он очень красиво играл на гармони. Их уже нет среди нас, мы со всеми почестями проводили в последний путь.

    Медсестра невольно начала вспоминать жильцов интерната. Кого-то из них уже нет в живых.

     - За эти года приходилось встречаться с самыми разными людьми. Что ни говори, несмотря на то, что для бабушек и дедушек есть все условия, они все равно обиженны судьбой. Мы ставим им уколы по назначению врача, сопровождаем в больницу, но некоторым нужно всего лишь внимание. Когда разговариваешь с ними, справляешься о здоровье, они радуются словно дети. Ты становишься для них самым близким человеком, они воспринимают тебя как собственного ребенка. А ведь у некоторых из них есть собственные дети, - продолжила Танзиля. – Одним словом, у 61 жильца 61 разный характер. Поэтому, работающему в доме-интернате персоналу, нужно приспосабливаться к ним, найти общий язык. Не всегда они произносят слова благодарности, порой позволяют грубость в отношении тебя. Мы, в свою очередь, стараемся делать вид, что не слышим. К слову, большинство из них плохо слышат и нам приходится разговаривать с ними громко. Дома дети нередко говорят: «Мама, не ори!». Это вошло уже в привычку.

    Танзиля Мусиновна с похвалой отозвалась о своих коллегах: «Коллектив очень дружный и отзывчивый, все работают старательно, во взаимопонимании».

     - Что ни говори, а работа у вас тяжелая, - решила я войти в ее положение.

     - Тяжело в психологическом отношении, - сказала она. – Честно говоря, я уже несколько раз порывалась уволиться, даже нашла работу. Но так и не смогла уйти. Всегда что-то останавливало. Однажды к нам на носилках привезли Наиля абый Ахмадуллина из Старого Кадеева. Мы ухаживали за ним, лечили и довели до такого состояния, что он мог самостоятельно передвигаться на коляске. Очень радовались, что он не остался прикованным к кровати. Есть у нас и вот такие успехи.

    Последние два года коллективу дома-интерната приходилось работать и в карантинном режиме, не покидая корпуса в течение двух недель.

     - Когда в апреле 2020 года, в первый раз перешли на карантин, я даже плакала. Ведь дома двое детей. В прошлом году сын учился в первом, а дочь – в пятом классе. Им тоже было трудно. Дом виден из окна, а покидать пределы интерната нельзя. Было очень тяжело жить на расстоянии от семьи в течение двух недель. Потом, правда, привыкли. Муж Айрат входил в мое положение, говоря: «Раз так нужно, ничего не поделаешь», - отметила Танзиля Садриева.

    фото: автор

    Следите за самым важным и интересным в Telegram-канале Наш Черемшан

     

    Следите за самым важным и интересным в Telegram-канале Татмедиа


    Нравится
    Поделиться:
    Реклама
    Комментарии (0)
    Осталось символов: