Наш Черемшан
  • Рус Тат
  • Если молния ударит...

    Это случилось в 1978 году. В то время летом в колхозах вовсю кипела работа на свекловичных полях около Старого Утямыша. Близилась к завершению первая прополка. Вдруг солнце затмила внезапно появившаяся туча, хлынул дождь. В Гульмию Валиуллину, прореживавшую свеклу, угодила молния.

     - Мы строили дом одному односельчанину, жену на машине привезли прямо туда. Висок и одна нога у нее были почерневшими, - говорит Ходжат абзый, оставшийся тогда один с пятерыми маленькими детьми. – Почти год я ни к кому из женщин не присматривался, но потом все таки женился. Ведь мужчине одному, тем более в селе, нелегко воспитывать детей, вдобавок нужно вести хозяйство, работать в огороде, ухаживать за живностью. Всю жизнь я держал по две коровы и лошади, целое стадо овец.

    Со второй женой они прожили 12 лет, но ее неожиданно парализовало.

    Судьба то и дело испытывала Ходжата абзый. Он похоронил еще двух жен.

    Словом, немало пришлось пережить 85-летнему Ходжату Шакирзяновичу, работавшему на колхозной пасеке и стройках. Отец не вернулся с войны, пятеро детей остались на руках матери. Голод, нищета. В школу ходили босиком. Мать, днем работавшая в колхозе, вечерами и ночами пряла и ткала холст.

    Реклама

    Ходжату абзый приходилось и табун пасти.

     - Дойных коров пасли даже ночью. На трех пастухов - одна лошадь, да и та без сбруи. Ведь на одной лошади мог верхом скакать только один пастух, остальным приходилось идти до пастбища 7 километров пешком. Ночь проходила в промокшей от лившего днем дождя, одежде. Поэтому сейчас ноги не слушаются и часто болят, - говорит ветеран. – Я ведь ни разу за свою жизнь не бывал в доме отдыха или санатории. Постоянно в работе. Последние 24 года занимаюсь пчеловодством. Занятие, конечно, хлопотное. Сегодня у меня насчитывается 19 ульев, но в дальнейшем не смогу, наверное, держать такое количество пчелосемей. Да и картошки сажаю не так много, правда, огород не запускаю и не даю зарастать лебедой. Выращиваю уток и варю для них картофель. Бройлеров тоже было много.

    Ходжат Валиуллин живет уже в третьем доме, сруб которого, разобрав крышу, буксиром привезли на дизеле. Сделал к нему пристрой.

     - Спасибо детям, которые часто приезжают, моют, наводят порядок, готовят еду. Да и сам я не ленюсь готовить, - говорит дедушка, под наигрыши на баяне которого в молодости пели и танцевали парни и девчата. – Но одиночество тяготит, ведь сейчас и у нас – в Старом Утямыше не осталось людей такого возраста, с кем можно общаться. Жить парой – это великое счастье.

    фото: автор 

    Нравится
    Поделиться:
    Комментарии (0)
    Осталось символов: