Наш Черемшан
  • Рус Тат
  • Черемшанского “афганца“ Александра Чиркова нашел сослуживец

    Во время охраны топливопровода, проложенного из Советского Союза до Кабула, Александр подорвался на мине. Нашего земляка, потерявшего сознание в результате контузии, товарищи извлекли из-под труб. А вот парень из города Фрунзе, которому до «дембеля» оставался всего месяц, погиб на месте взрыва. Александр Чирков служил в Вооруженных Силах в 1984 -...

    Во время охраны топливопровода, проложенного из Советского Союза до Кабула, Александр подорвался на мине. Нашего земляка, потерявшего сознание в результате контузии, товарищи извлекли из-под труб. А вот парень из города Фрунзе, которому до «дембеля» оставался всего месяц, погиб на месте взрыва.

    Александр Чирков служил в Вооруженных Силах в 1984 - 1986 годах. Деревенского парнишку, успевшего после окончания школы поработать в колхозе, сначала призвали в Туркменистан. После двухмесячного карантина ребят, успевших пострелять по мишени всего-то один раз, отправили в Афганистан. Молодых солдат без основательной боевой закалки определили охранять надземный топливопровод на горном перевале Саланг. По нему в Кабул перегонялись керосин и солярка. Трубы тонкостенные. Бывали случаи, когда местное население, пробивая их ломом, расхищало горючее.
    - Перед нами стояла задача охранять эти трубы и насосы, в случае возникновения пробоин мы были обязаны оперативно заменить трубу - прямо под напором. На это отводилась всего одна минута. Сама замена не отнимала много времени, так как трубы соединялись звеньями с помощью замков. Нужно было лишь разобрать их, - вспоминает Александр Николаевич. - В первый год жили на горной вершине у Саланга.
    У подножья горы жарко, а наверху температура воздуха достигала минус 20 градусов. Нам выдали зимнее обмундирование. Мы вчетвером около года жили в маленьком домике на посту, который находился в километре от других постов. Вокруг ни души, в первое время было тревожно, как-то не по себе, но потом привыкли. Оружие - автомат с четырьмя магазинами и гранаты РГД-1. К счастью, нам не пришлось воспользоваться ими. Хотя на горной вершине мы были одни, «духи» почему-то нас не трогали.
    Пищу солдатам приходилось готовить самим. Варили засушенный или маринованный картофель. Ребята, которым приелись картошка и ежедневно находившиеся на столе килька в томатном соусе и каша, истосковавшись по блинам, которые дома пекли матери, решили сами попробовать испечь их. Для этого «стащили» мешок муки из кузова автомашины, очень медленно поднимавшейся по горному склону.
    -Насыпав в воду немного соли, сахара и муки, начали перемешивать. Но почему-то опара очень быстро загустела. Оказалось, что мы посчитали мукой алебастр. Таким образом, поесть блинов не удалось, - рассказывает сегодня с улыбкой Александр.
    Через год их спустили с гор в населенный пункт Полу-Хумри, где, наоборот, было очень жарко. Солдатам разрешалось ходить по пояс раздетыми. А задача была все та же: охрана трубопровода и горючего, находившегося в больших резервуарах, называемых «запаской». Здесь в распоряжении роты находились один танк, один БТР и автомашина. А однажды «шурави» (так местное население называло советских солдат) подорвались на мине.
    -Нам сообщили о том, что упало давление в трубах. Значит где-то пробоина. Мы, впятером, на БТРе отправились на поиски места повреждения. Нашли. Хотя должны были быть предельно внимательными и осторожными, мы без разведки местности прибыли на место аварии. Здесь и взорвалась мина. Получив контузию, я в течение двух недель пролежал в госпитале. А вот парень из города Фрунзе погиб на месте. Он был одним из близнецов. К нам его направили за какое-то нарушение дисциплины, через месяц должен был уехать домой.
    Чуть позже Александра Чиркова наградили медалью «За боевые заслуги». За два года истосковавшийся по родине парень хотел побывать в отпуске, но не отпустили. Общался с родными через письма.
    - Местное население в Афганистане жило бедно. Рассказывали, что люди собирали даже пустые консервные банки, оставшиеся после солдат. А вот в магазинах были в продаже даже двухкассетные магнитофоны и фотоаппараты «Полароид», о которых мы знали только понаслышке. Нашу русскую водку продавали в трехлитровых банках. А у нас в то время был «сухой закон».
    Сегодня Александр Чирков работает в охранном предприятии. В личном хозяйстве содержат живность. Есть у него и трактор. Общается с ветеранами-афганцами. Ему есть о чем поговорить и с соседями - Сергеем Баляевым и Рашатом Гарифуллиным, которые тоже служили в Афгане. Поддерживает связь и с беркетключевским парнем Фазылом Сулеймановым. Буквально недавно Александра разыскал «служак» Фома Иванов из Агрыза, с которым они не виделись с 1986 года. Вместе они почти год жили в горах, как говорится, в одной землянке. С верным, надежным другом они общались по телефону.

    Фото автора.

    Реклама

    Нравится
    Поделиться:
    Комментарии (0)
    Осталось символов: